Максим Титаренко: «Именно в Севастополе, в этой же бухте, где мы выиграли Лигу-2018, я впервые в жизни вышел под парусом. Мне было 11 лет»

Предлагаем вашему вниманию интервью Максима Титаренко из серии «Правила жизни чемпиона». Максим Титаренко является членом команды Burevestnik Sailing Team.

image.jpg

– Если бы вам пришлось отправиться на необитаемый остров до конца своих дней, каких двух людей вы взяли бы с собой?

– Я на необитаемый остров поехал бы один – из милосердия к своим близким. Оказаться со мной в замкнутом пространстве надолго – очень тяжело.

– Какие три вещи должен сделать каждый настоящий мужчина?

– Любой человек должен делать столько хороших вещей, сколько он может. Каждый день. И если он может сделать 33, пусть будет 33. И делать их нужно не переставая. И вообще, нужно совершать поступки. Причем разные. Например, покорить Эверест или перевести бабушку через дорогу. Иногда последнее – важнее. Бог дает нам возможности, и мы должны их использовать, чтобы отдавать что-то все время. Отдавать максимум того, что мы можем. В этом и есть смысл нашего бытия.

– А вы сколько хорошего делаете? В день.

– Не считаю. Но каждый раз себя спрашиваю: что ты сейчас можешь сделать хорошего? И каждый раз есть ответ. Могу просто человеку позвонить и пожелать ему добра, зная, что ему предстоит какая-то непростая история. Это мелочь, да? Но для кого-то она очень важна. Вообще вся наша жизнь состоит из мелочей, поэтому на них нельзя не обращать внимания. В последнее время мы часто не замечаем друг друга. А надо останавливаться.

– Вы – адвокат. Ваш выбор профессии как-то был связан с желанием творить добро?

– Да, конечно. Выбор профессии связан с двумя людьми в моей жизни. Это мой отец – военно-морской офицер – и мой дед, который был юристом-адвокатом, судьей. А я поступил на военно-юридический факультет, получился такой квинтэссенцией отца и деда.

– Получали ли вы какой-то суперважный совет, который ведет вас по жизни?

– Однажды я был в Непале, и один буддистский монах сказал мне фразу, которую я запомнил – она удивительным образом помогает в жизни. Звучит она так: иногда нужно исчезнуть, чтобы тебя заметили, и иногда – помолчать, чтобы тебя услышали.

– Если бы вы обладали суперсилой, что бы это было?

– Ну, это точно не физическая сила. Мне кажется, это сила духа, сила воли… какая-то внутренняя сила. Потому что мне очень часто не хватает именно силы справиться с собой. Знаете, как говорил Хемингуэй, тот, кто смиряет пыл свой, сильнее того, кто покоряет города. И это правда, потому как жизнь, в основном – это борьба с самим собой. И все мои личные победы, в том числе в парусном спорте, – это победа над самим собой, прежде всего. Совладать со своими эмоциями и нервами – гораздо сложнее, чем отжаться 25 раз.

Sheremetev-3195.jpg

– А вам не кажется, что, побеждая себя, предаешь какую-то часть себя?

– Какие у нас разговоры экзистенциальные… Есть такой замечательный человек Экхарт Толле. Его книги произвели на меня невероятное впечатление. Я вдруг понял, что все наши эмоции – это не есть мы. Очень важно почувствовать самого себя за всей этой мишурой. И посмотреть на все с позиции безэмоционального наблюдателя. Когда один раз себя так почувствуете, ваша жизнь сильно изменится. Вы начнете понимать, что все происходящее – это картинка, а вы сами – это нечто стабильное внутри, но которое мы не замечаем в обычной жизни, потому как нас постоянно все отвлекает. И вот когда вы сосредоточитесь и увидите себя, то почувствуете невероятный кайф. И все время будете хотеть к этому настоящему самому себе вернуться.


– И как же вы пришли в парусный спорт, который сейчас открывается для вас многими гранями?

– Все благодаря папе. Он привил мне любовь к парусу. Отец со свои другом построил тримаран на Азовском море, и рассказы о морских приключениях увлекали меня с ранних лет. Но мне самому не судьба была заняться парусным спортом – он всегда был мечтой. Не поверите, но именно там, где у нас проходил финал в Севастополе осенью 2018 года, и мы выиграли чемпионский титул, я в 11 лет в первый раз в жизни вышел под парусом с моим отцом. Такое совпадение! Именно в этом месте.

– И что вы почувствовали тогда, в 11 лет?

– Почувствовал, что никогда это меня больше не отпустит. К этому моменту я уже мечтал о парусе, и «Школа яхтенного рулевого», подаренная папой, была моей настольной книгой. Дальше у меня был долгий-долгий перерыв. А потом, в начале двухтысячных, я познакомился с Оскаром Конюховым, и как-то, слово за слово, мы выяснили, что у него есть приятель англичанин, владеющий макси-катамараном, на котором Питер Блэйк выиграл Кубок Жюля Верна. И появилась идея собрать людей, снарядить катамаран и пересечь Атлантический океан. Этот макси-катамаран тогда был одним из четырех в мире, длиннее ста футов. Ничего подобного в жизни не видел ни до, ни после. Наша скорость на некоторых участках Атлантики достигала 38 узлов!

– То есть, вы совершенно без опыта сразу ринулись пересекать океан?

– Да! Я понял, что моя давняя мечта может быть реализована. Мы собрали людей, уговорили владельца и в 2003 году пролетели Атлантику за девять дней… Конечно, это было безумием. Честно говоря, меня всю жизнь очень сильно укачивало. Я нашел доктора, специалиста по проблемам вестибулярного аппарата, который 20 лет готовил космонавтов в Звездном городке. Он сказал: «Сделаю из тебя космонавта». Полтора месяца я «качался» на центрифугах. Это такая тренировка: вас регулярно доводят до состояния, когда вы уже больше не можете терпеть – так запускается адаптивная функция вестибулярного аппарата. Через полтора месяца я сдал тест на летчика-испытателя. Правда, первые три дня в Атлантике мне все равно было не очень хорошо, но зато потом я как в океане родился. Чувствовал себя героем Кевина Костнера из фильма «Водный мир».
В общем, это был грандиозный опыт, очень крутой. Тогда я понял, что это необратимый процесс, и пошел учиться на курсы шкиперов. На Средиземном море сдал экзамен, получил сертификат Bareboat Skipper.
Довольно быстро понял, что морские путешествия – это здорово, но парусный спорт – гораздо круче. В итоге мы с Вадимом Яхинсоном пришли в PROyachting, встретили Игоря Скалина и попросили его нас тренировать. Все шло отлично, но наступила осень, мы погрустнели, задумались о том, как же будем жить до весны. Игорь молча дал нам телефон Макса Логутенко, который открыл нам Зимнюю серию в Монако и Melges20. Мы приехали и обалдели. Во-первых, от того, что можно всю зиму гоняться. А во-вторых, от самой лодки – это настоящий гоночный болид! И все – нас засосало…
Конечно, до этого мы принимали участие в разных регатах, но все это были круизные варианты, а нам хотелось прям надрыва какого-то, настоящего спорта.
Дальше была история с поиском тактика, мы нашли Мишу (ред. - Михаил Шереметьев), который как-раз завершал карьеру в олимпийском парусе, и он на три года стал нашим тактиком. Именно Михаил как-то сказал: «А почему мы не гоняемся в Национальной парусной Лиге?». И мы подумали, а действительно, почему мы не гоняемся?

– Какое ваше самое большое достижение в жизни?

– Если говорить о социальных достижениях, то это, наверное, то, что я стал востребован в своей профессии. Мне кажется, это очень важно для каждого – быть нужным людям. И я лично получаю очень большую радость, если понимаю, что кому-то помог, кому-то нужен. Мне важно быть нужным.

– Три вещи, без которых вы не представляете свою жизнь?

– Наверное, это мои друзья, близкие и море.

– Закончите фразу: «Я никогда…»

– Не перестану верить в то, что добро побеждает зло. Или верить в добро.

– А разочарования были?

– Конечно, были и бывают. Наша жизнь она такая: то радости, то разочарования, поэтому и интересно.

– Какой вы видите свою жизнь через 10 лет?

– Я мечтаю закончить адвокатскую практику. Через 10 лет, надеюсь, это получится. Есть масса занятий, одного парусного спорта мне будет уже достаточно, чтобы заполнить свою жизнь.

– Есть ли незаменимые люди? Как считаете?

– В профессии – нет. В жизни – конечно.

– Любимая книга?

– Книг очень много, и сказать, что какая-то – любимая, это обидеть другие. На мой взгляд, есть набор книг, которые являются морально-нравственными ориентирами для любого человека. Для меня это, например, Толстой Лев Николаевич. «Севастопольские рассказы», «Отец Сергий»… Это отдельные произведения Достоевского: «Униженные и оскорбленные», «Братья Карамазовы». В этих книгах столько вещей, которые объясняют, как жить… Мне кажется, если говорить о морально-нравственном воспитании человека, то только их прочесть будет достаточно. Можно в принципе больше ничего не читать. Только перечитывать. Плотность текста такая, что в каждой строке целый мир.

45497594_1953420544735807_3971138620286304256_n.jpg

– В заключение беседы, уже традиционно, задаем вопросы о Лиге. Вернее так: хочется услышать ваши мысли, пожелания участникам, организаторам, зрителям. Поделитесь, пожалуйста.


– Лига – это не столько соревнование, сколько люди и атмосфера. Она очень теплая благодаря организаторам. И теплота эта распространяется сверху вниз… В Лиге все любят вас (ред. – организаторов), но иногда совершенно не знают соседей. Но мне лично хотелось бы, чтобы тепло, которое есть в Лиге, распространялось бы еще и по горизонтали.

Я не знаю, как это сделать, но иногда, бывает, удивительные вещи случаются: ты можешь год ходить параллельно с какими-то другими участниками, толком не знать их, и вдруг, соприкоснувшись однажды, открыть, что это люди невероятной души, широты и глубины.

Так вот, обращаясь к тем, кто приходит в Лигу, сказал бы так: вас здесь все любят. И здесь все – друзья, поэтому не бойтесь открываться, быть искренними и настоящими.

Беседовала Анна Мстиславская
Источник информационных и фотоматериалов сайт- nationalsailingleague.ru